Про «это»

Про «это»

.
Автор:  участник форума help
Обсуждение форуме — в разделе  «РАЗВОД!…»  (откроется в новом окне)
См. также статью «Бессмысленная фармакология» — 
http://psora.net/?p=4275

 

Нет. Про то, что вы подумали – не сегодня. Хотя, тоже не мешало бы. Сегодня в очередной раз о группе лекарств, имеющих массу разнообразных названий: лекарства народного потребления, препараты с недоказанной эффективностью, медики называют их фуфломицинами, у меня прижилось название «фармацевтический мусор». Было несколько заметок по этому поводу, наверное, пришло время ещё раз освежить тему.
В этой заметке не будет ни одного из названий препаратов, ни одного имени производителя. Иначе придется объяснять, а почему именно это название упомянуто, и на каком основании. И даже названий стран не будет, потому что фармацевтический мусор есть везде. Разница только в том, что в одних местах ему поставлен некий барьер и приходится изобретать разнообразные околомедицинские классификации, чтобы обойти сертификационные органы, а в других их смело включают аж в перечни жизненно важных препаратов.
Списки таких снадобий можно легко найти в разнообразных статьях, в интервью уважаемых докторов и медицинских блогах. В данном случае интересуют более общие вопросы, почему так происходит и как от этого себя оградить? Построим заметку в одной из традиционных форм, «вопросов и ответов».

 

В: Список средств, издевательски называемых частью врачей «фуфломицинами» достаточно велик. Означает ли это, что десятилетиями существующие и применяющиеся препараты ничего собой не представляют и применялись зря?
О: Увы, в большинстве случаев это так. Недоказанная эффективность не означает автоматически доказанную неэффективность, но стратегия применения лекарственного препарата основана именно на его эффективности (иначе зачем он нужен?) и прогнозирование его действия при конкретном применении именно на этом и основывается, на том, как будет развиваться процесс, и как на него можно повлиять, в лучшую, естественно, сторону.

 

В: А что, собственно, вообще за понятие «недоказанная эффективность»? Кто кому и что должен доказывать?
О: Фармакология за 200-300 лет из творческой области превратилась в совершенно скучную, математикоподобную науку. Точные формулы, точные дозировки, точные правила применения, точные показания и противопоказания, точные проценты эффективности и так далее. Для того, чтобы всё это обосновать, проводятся испытания препарата, сложные, многоступенчатые, включающие в себя и тестирования как эффективности, так и безопасности. Те снадобья, которые такие испытания не проходили, соответственно, и базируют свои декларируемые свойства на том, что заявил производитель или изобретатель. А насколько это имеет под собой основания и соответствует действительности – никому не ведомо.

 

В: Означает ли это, что все препараты из списков «фуфломицинов» совершенно бесполезны?
О: Ответ не будет однозначным. Условно препараты этих списков можно разделить на три группы. Первая – это те, что действительно имеют заявленное действие, то есть вызывают некий эффект своим присутствием, но само это действие не имеет никакой терапевтической ценности. Вторая – это препараты, которые имеют терапевтическое действие, адекватное заявленному, но оно весьма низкое, слабовыраженное, и давно перекрыто гораздо более эффективными и прошедшими все тестирования препаратами. Третья группа – полная хрень, не имеющая никакого действия ни на что вообще, если не считать эффектом, к примеру, синяк на заднице от инъекции. Понятно, что все три этих группы вряд ли когда-либо могут преодолеть барьер настоящих клинических испытаний, и, соответственно, навсегда останутся в списках сомнительной популярности.

 

В: Но их же «применяли миллионы», десятилетиями, их выписывали и продолжают выписывать курсами и в неимоверных количествах. Они популярны, они держат довольно высокий уровень продаж. Почему?
О: Отчасти из-за специфики системы здравоохранения в некоторых странах, отчасти из-за разницы в регистрации и стандартизации лекарственных средств, отчасти по экономическим причинам, отчасти это заслуга маркетинга, и так далее. А единожды попав в «обойму» препаратов, применяемых «комплексами» и «курсами», по инерции всё это продолжает выписываться и покупаться. В странах, где контроль за регистрациями и протоколами применения лекарственных средств более жёсткий, шансов добраться до прилавка этому фармацевтическому мусору гораздо меньше.

 

В: А как же тогда с утверждениями пациентов «мне помогло!»
О: И 30, и 50, и даже 150 и 200 лет назад были «популярные» средства, была своего рода «мода» на препараты. Эта мода меняется, трансформируется, но совсем не пропадает. В силу того, что эффект плацебо, в некоторых случаях достигающий 40% эффективности, никто не отменял, вполне допустимо, что и лечебное действие будет пациентами отмечено. Устойчивые моды последних десятилетий – гепатопротекторы, стимуляторы мозгового кровообращения, стимуляторы микроциркуляции, стимуляторы иммунитета, часть противовирусных препаратов, часть интерферонов, часть пре- и пробиотиков… По большому счёту, всё перечисленное надо бы писать в кавычках, так было бы правильнее.

 

В: Ну хорошо, эти лекарства бесполезны. Но они хотя бы безвредны?
О: В основном – да, ощутимого вреда они не нанесут, как и не принесут пользы. Однако два момента следует отметить. Во-первых, так или иначе, это лекарственный препарат, пусть и неэффективный, и он имеет некое действующее вещество и наполнители в составе лекарственной формы. На компонент(ы) препарата может быть отрицательная реакция, непереносимость или какие-то аллергии. В случае стандартного лекарственного препарата врач взвешивает соотношение ожидаемого эффекта и уровень побочных действий, и эффект может быть важнее. А в случае фуфломицина появившийся минус не будет иметь плюса-противовеса. Второй момент – это упущенное время лечения. В случае, когда нужно быстрое применение максимально эффективных препаратов или методов лечения, трата времени на бесполезный мусор это однозначный вред. Ну, и вред кошельку тоже не стоит сбрасывать со счетов.

 

В: Что делать, если врач рекомендовал такой препарат? А если не один? Не один врач и не один препарат?
О: Либо попросить врача разъяснить причину назначения и механизм действия препарата, либо проигнорировать этот препарат, либо сменить врача.

 

В: Но эти препараты выпускаются не в подвале, а большими фармацевтическими предприятиями. И как это, вдруг, «бесполезный препарат»?
О: В этом нет никакого противоречия. Фармзавод – это обычный завод, и, точно так же, как можно заказать вагон гаек без резьбы на механическом заводе, так же можно заказать выпуск препарата по вашему составу и в требуемой вами упаковке. Что вы с ним будете делать – ваша забота. Довольно часто фармзавод выпускает препарат, который в стране-производителе не продаётся.

 

В: Так что же… не применять? Не покупать лекарства из этих списков?
О: Честно – нет. Ну, разве что, как дополнительное средство, седьмое-восьмое, к шести предыдущим, которые в эти списки не входят.

 

В: Всё равно, как-то странно, «всю жизнь этим лечились», в реестрах лекарственных препаратов есть, врачи выписывают, в телевизоре реклама опять же. Ну не может такого быть! Это какой-то заговор мировых фармацевтических вредителей.
О: Может. И теория заговора разбивается одним простым аргументом: фармкомпаниям невыгодно сдерживать неэффективные препараты. Их выгодно пустить на рынок чем раньше, тем лучше. Иначе это сделает конкурент и заработает, а вложенные деньги не принесут прибыли. Нередко производители бьются за то, чтобы получить регистрацию и разрешение на препарат хотя бы на месяц-другой раньше конкурента, чтобы успеть занять нишу. Именно этим объясняются периодические отзывы препаратов или предупреждения. Испытания перед регистрацией проводятся по необходимому минимуму, что, конечно, недостаточно для полной картины, которая появляется только по прошествии какого-то периода применения препарата. «Всю жизнь лечились» — тоже слабый аргумент. Нет препаратов длительного применения, за небольшими исключениями, либо применяемых по жизненным показаниям «на всю оставшуюся», как например, антикоагулянты. И все они связаны с конкретной патологией. То, что для «улучшения», «укрепления», «защиты» и так далее – это пищевые добавки, но никак не лекарства. Например, возьмём для рассмотрения группу ценных препаратов под названием «гепатопротекторы». Реклама твердит «препарат ХХХХХХ очистит вашу печень, выведет токсины, защитит» и прочая бла-бла-бла. Смешно, конечно, но, вообще-то в курсе анатомии человека в восьмом классе средней школы написано, что основная функция печени – вывод из организма всякой дряни. Это то, для чего она и предназначена, она не накапливает никакие «шлаки» в себе, печень либо справляется с их выведением, если здоровая, либо нет, если повреждённая. По большому счёту, поражения печени могут быть вирусными, алкогольными, паразитарными, а такжелекарс вследствие жирового перерождения. Всё. Лечатся конвенциональными препаратами либо отказом от алкоголя в соотв. случаях. Печень вполне способна к регенерации. Никакой «гепатопротектор» в эту картину не вписывается, от слова вообще и защитить ничего ни от чего не может. Более того, если поискать в разных справочниках по миру  класс препаратов «гепатопротекторы», то окажется, что его нигде нет. Как же так? Да, все препараты-гепатопротекторы… никакие не лекарственные препараты, а в лучшем случае – биодобавки, они же БАДы, именно так их и следует воспринимать.

 

В: Как определить, что из выписанных препаратов действительно надо применять, а что из «недоказанных»?
О: На самом деле, это не так сложно, если появились сомнения. Особенно сейчас, когда до любой информации можно добраться без проблем, с помощью интернет. Достаточно проделать три простых шага. Первый: найдите в описании группу препарата и его действующее вещество. Попробуйте отыскать их на международных медицинских ресурсах, сайтах американского и европейского агентств по лекарственным препаратам. Отсутствие такой информации должно насторожить. Второй шаг: попробуйте отыскать аналоги препарата и названия у изготовителей в других странах. Отсутствие аналогов или продажи средства исключительно в какой-то одной стране/регионе должно насторожить, такого в мире лекарственных препаратов почти не бывает. Третий шаг: поищите результаты клинических испытаний или статьи с результатами этих испытаний, написанные не авторами и не изготовителями препарата, неважно на каком языке, онлайновый переводчик решит часть проблемы. Ну и как бонус – полистайте сайты и блоги известных докторов, чаще всего до вас им вопрос об этом препарате уже был задан и ответ уже написан.

 

Удачи, будьте здоровы.